мистер проппер
чак
сижу в какой-то фалафельной в петербурге, пью кофе, фалафель не ем, потому что вечером с аней пойдем в корейский.
очень много всего со мной происходит в последнее время, и, как со встречей со старым другом после долгой разлуки, я понятия не имею, откуда начать.
на неделе закончился хоумстак, но я слишком numb, чтобы что-то чувствовать по этому поводу. очень радостно и больно за хасси, я рад, что теперь он может спокойнее спать по ночам. мы разговаривали обо всем этом с сашей, он очень расстроен всеми негативными комментариями и ждет, что хасси из вредности в эпилоге убьет всех, кого спас открытым концом. я его позиции не разделяю: нельзя изменить то, чем ты жил и что любил на протяжении семи лет, просто потому что в интернете кто-то что-то написал.
к концу хоумстака я еще вернусь, как и к самому хоумстаку, потому что это слишком прочно проросло в меня.
к вопросу о старых друзьях: виделись вчера с юкой после полутора (? мы так и не поняли) лет, посмеялись над косплеем деревни дураков, вскользь обсудили много вещей – в том числе и вспомнили знакомых. стало смешно от того, что из-за сильной субъективности своей позиции только-только открыл глаза на что-то, что всем и так было очевидно. стало немного жутко от фиксированности своей точки зрения. мне нужно всегда все знать и чувствовать, знать мысли других; я этим живу, как эгоистично бы это не было. я знаю, что это не всегда хорошо, поэтому могу понять раевского, который меня нынче шугается. простить его я не могу, потому что он преподаватель, а не маленький испуганный мальчик.
(вот такой внутренний конфликт получается: и субъективности сторонюсь, и объективность не интересует.)
на днях впервые знакомил пиро с друзьями: с аней, юкой, своей патичкой (хотя эти-то ее знают). дело не столько в пиро, сколько в том, что я наконец готов к тому, что мои друзья будут знать друг друга.
еще готов говорить о себе и каких-то личных вещах типа взглядов на отношения, так что я становлюсь все более открытым? вроде не такой большой шаг вперед, но ощущается очень сильно.
летом буду знакомить народ с джейсоном (желающих почему-то уже много набралось). до этого боялся об этом даже говорить (да и сейчас не шибко распространяюсь – так, что нил вообще уже забыла), потому что не хотел, чтобы нас восприняли не тем, что мы есть. для меня это почему-то очень важно.
времени на ненужные эмоции и пиздострадания у меня нет, потому что постоянно что-то делаю. когда не делаю, страдаю по краш, что намного лучше и приятнее, чем самодеструктивные мысли. джейсон надо мной смеется, аня тоже. да я сам над собой смеюсь, что уж тут.
мое текущее эмоциональное состояние, кстати, очень легко можно передать через метафору, где тебе кричат "лови" и бросают мяч, который мало что оказывается металлическим, так еще и раскаленным. и вот ты стоишь, чувствуешь, как кожа на руках превращается в один большой волдырь, но бросать не бросаешь, потому что жалко и потому что понятия не имеешь, что с этим делать.
скоро камбек бантан, жду невероятно, но и боюсь того же, чего боялся в прошлый раз – что не смогу прочувствовать, потому что буду emotionally unavailable.
прошлое нынче научился не вспоминать, за исключением шутки про фантомные боли.
будущего не боюсь, потому что о нем тоже предпочитаю не думать. я вижу свои возможности, знаю, что делать, и мне этого достаточно.
циников не люблю так же, как и прежде.
люблю намджуна. люблю хасси. фоново, но не менее сильно люблю оду. (holy trinity)
наконец люблю себя.